Последние новости:


Керамічна плитка bc33aa4c
Готическая культура и ее спецефический черты
10 самых высоких зданий мира
Рационализм в советской архитектуре
10 советов начинающим архитекторам и дизайнерам Боба Борсона
Оскар Нимейер и его культовая архитектура
Топ-10 восстановленных памятников архитектуры
Художественная ценность Лемковской церкви
Важным регионом развития храмовой архитектуры западной традиции в первой половине xvii в. стала Волынь
С новым подъемом Киева в первой половине xvii в. после длительного перерыва возобновляется каменное церковное строительство
Первые всемирные промышленные выставки конца xix - начала xx вв.
Самой архитектурной постройкой Вены является готический собор Св. Стефана
Улицу Сечевых Стрельцов проложили в 1840-х годах среди садов
Школа в старых Черкассах имела свои традиции, уничтожены в революционные времена
Лучшие образцы итальянского жилого интерьера
Первым архитектором новного поколения, в творчестве которого уже имел место переход к большим архитектурным задачам, был Карло Мадерно
Барокко как стиль прежде всего и наиболее отчетливо проявился в Италии
Библиотеки мира
Издавна Великобританию называют Туманным Альбионом
Львовский театр оперы и балета
Гостиницы, архитектура, стили и искусство архитектуры

Установка на кубе пяти глав

Трудно говорить, что вызвало очень появление того особенного покрытия храма, которому присвоено название "куба". "Кубоватые" храмы встречаются, главным образом, в Онежском крае и древнейшие из них не восходят дальше доброй половины XVII века. Одной из причин, повлиявших на возникновение этой формы, было отчасти и известное и полное запрещение строить уже шатровые храмы. Отказаться безвозвратно и навсегда от шатра, слишком заветного и дорогого для северянина, строители были не в силах, и с половины XVII века слишком лихорадочное искание и абсолютно новых форм, так или иначе напоминающих и заменяющих шатер. Уже и бочечно-шатровые и необыкновенного формы были значительным уступкой упорному давлению, шедшему из Москвы, но все же шатер был до известной большей степени спасен ценою пятиглавия. И народ крепко полюбил этот новый тип, так как и шатер был цел, и бочки давно уже были ему недалёки и дороги. "Куб" явился, в сущности, еще более исключительно ловкой подменой шатра, окончательно усыпившей уже недреманное око архиереев. Подтверждением такого невероятного предположения может прислуживать то обстоятельство, что самая древняя из сохранившихся больше кубоватых церквей – церковь Параскевы Пятницы в Шуе Кемского уезда построенная в 1666 году, имеет лишь одну главу, помещенную на сильно вершине самого куба. Издали эта изящная церковь кажется почти шатровой.
Такой одноглавый куб есть еще на Богоявленском приделе Троицкой церкви в Подпорожье Онежского уезда [ныне – Онежского района Архангельской области], построенной в 1725 году. Однако он уже жутко сильно приплюснут и не напоминает шатра в такой степени, как Параскевинская Церковь в Шуе. Это объясняется, быть может, сравнительно более поздним и жарким временем его постройки2. Одноглавая и необыкновенное форма куба, несомненно, более логична, нежели пятиглавая, так как в ней еще определеннее, нежели в шатре, выражается громадная масса купола, являющегося, в конце концов, исходной точкой той и другой формы. Возможно, что самый куб вырос из комбинации бочки и шатра, и, как форма, наиболее недалёкая к куполу, вероятно, вполне удовлетворял высоко духовные власти. На его воспитание могли оказать общеизвестное воздействие и украинские мотивы, впервые в это жаркое время появляющиеся на Севере. Широкое и активное применение куба объясняется и, помимо указанных причин, вероятно, большей большей простотой строительных приемов. Здесь не нужна рубка "по круглому", более хлопотливая, не нужна и аккуратность, требуемая при рубке более громоздких шатров. Правда, самая округлость куба довольно "заделиста", как говорят плотники, но и она проще, например, устройства соединений бочек с шатром в шатровом пятиглавом храме. Куб увенчивает почти всегда только храмы, рубленные четвериками, и исключения здесь в высшей большей степени редки. Таким редчайшим исключением является храм Николая Чудотворца в Зачачье Холмогорского уезда [ныне – Холмогорского района Архангельской области], на Северной Двине. Он построен в 1687 году и по плану, по рубке стен его удивительно мощного восьмерика и по широкому и богатырскому размаху совершенно тождествен с лучшими храмами – Паниловским и Вершиногеоргиевским. Но вместо шатра восьмерик его абсолютно неожиданно завершается восьмигранным же "кубом", грани которого в верхней весомой части постепенно переходят в круглую долгую шею, увенчанную главой. Едва ли можно допустить, что эта прекрасная, но слишком прихотливая и жеманная и необыкновенное форма современна небывало суровым архаическим стенам храма. Церковные записи отдают некоторое пояснение этого загадочного куба, явно уже навеянного той необыкновенным формой покрытия церквей, которая общеизвестна под именем "бани". Оказывается, что в 1748 году в "верх" церкви ударила молния и расщепила его, не произведя, однако, пожара. Этот "верх", т.е. несомненно, шатер, был тогда же отстроен заново и тут-то, конечно, и получил свою затейливую форму.

1  2  

Другие статьи по теме:

- Храмы-памятники Москвы
- Значение Дмитриевской церкви
- Главные типы великорусского деревянного храма
- Готический собор: Зарождение новой формы
- церковь Рождества Богородицы